Угроза фашистского мирового господства

Обложка книги: Угроза фашистского мирового господстваББК 66.4
О-56
Ольштынский Л.И.
О-56 Угроза фашистского мирового господства: История и современность (взгляд из XXI века). - М.: КДУ, 2003. -128 с.
ISBN 5-98227-023-7

События международной жизни последних десятилетий усилили интерес общественности к истории Второй мировой войны. В книге раскрывается процесс разрастания фашистской агрессии от истоков до реальной угрозы завоевания мирового господства. На основе современных исследований истории внешней политики и разведки в сочетании анализом военно-стратегического планирования по-новому освещаеются подлинные цели ведущих держав мира в эти грозовые годы.

В отличие от большинства исторических работ в книге делаются выводы из уроков истории для современности, освещаются агрессивные акции США на рубеже XX-XXI вв. и раскрывается опасность новой попытки установления ими мирового господства. Книга призывает к бдительности, сплоченности и активизации борьбы антиглобалистских сил. Она предназначена для широкого круга читателей, представляет также профессиональный интерес для политиков, историков и военных специалистов.

В электронном варианте книги даётся не полный текст, а основные тезисы по каждому из разделов. За дополнительной информацией обращайтесь по электронной почте: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Почему написана эта книга? (Вместо предисловия)

Ни в одной газете, телепередаче или радиосообщении на Западе и отечественных буржуазных СМИ не упомянуто о том, что 60 лет назад 1 января 1942 г. в Вашингтоне 26-тью государствами подписана Декларация Объединенных Наций. Главными из этих государств были четыре великие державы — СССР, США, Великобритания и Китай. Произошло событие огромного исторического значения — объединились многие народы для борьбы против фашизма, угрожающего завоеванием мирового господства и порабощением якобы «неполноценных» рас. Почему же им не угодна память о создании в 1942 г. союза народов для борьбы с фашизмом?

Во-первых, потому, что она не дает забыть о целях фашистских государств — завоевание мирового господства и установление нового порядка в мире. Историческая параллель с событиями Второй мировой войны обнажает сущность политики США, которая прикрывается лозунгами «защиты прав человека и демократии» в других странах и осуществляется «гуманитарными» военными операциями.

Во-вторых — фашизм «зачатый» антикоммунизмом, «вскормленный» антисоветизмом, провозгласил своей целью уничтожение Советского Союза и разрушение социалистического строя. Эти же цели поставили США в послевоенные годы в ходе «холодной войны» (до 1991 г.), которую они продолжают вести и после разрушения СССР - аналогия прямая.

В-третьих, фашизм стал олицетворением общечеловеческого зла, нравственного падения людей. Это уже невозможно вытравить из общественного сознания. Победа над фашизмом стала победой прогресса над мракобесием, добра над злом, справедливости над угнетением, благородства над подлостью. Честь этой победы принадлежит антифашистской коалиции во главе с тремя великими державами: страной социализма — Советским Союзом — и двумя империалистическими державами — Соединенными Штатами Америки и Англией. Значит, СССР не «империя зла», а освободитель народов мира от фашизма — опять «неудобная» история.

В отличие от Первой, Вторая мировая война началась не одновременными военными действиями главных противников, а последовательным расширением агрессии фашистскими государствами — ее эскалацией.

Анализ эскалации фашистской агрессии на пути к мировому господству особо актуален в современных условиях. Фашистские государства на первых этапах борьбы за мировое господство, используя разобщенность своих главных противников, последовательно добивались промежуточных политических целей различными формами борьбы, наращивая военную мощь для решающей схватки.

С этой точки зрения в книге рассматриваются процессы, происходящие в современном мире, связанные с американским глобализмом и усилением борьбы США за утверждение мирового господства после разрушения СССР. Их анализ позволяет осознать новую опасность для народов мира и учесть опыт истории для ее предотвращения. Автор стремился внести свой вклад в решение этой актуальной задачи.

Глава 1. Фашизм начинает борьбу за мировое господство: эскалация агрессии в 1931-1938 гг. Новое проявление фашизма на рубеже XX и XXI вв.

Посвящена причинам Второй мировой войны, её истокам и виновникам. В ней раскрывается социально-политическая сущность фашизма, его методы развёртывания агрессии, наращивания военной мощи и укрепления геополитических позиций в 1931-1938 гг. для последующей борьбы за мировое господство с главными противниками. По опыту истории даётся оценка современного американскому глобализму и его «новому мировому порядку».

Сущность фашизма, подготовка к войне.

Фашизм как социально-политическое явление породил новый этап борьбы империалистических государств, наступивший после Первой мировой войны. В современном восприятии общий термин «фашизм» охватывает различные национальные виды фашизма: итальянский фашизм, германский нацизм, японский милитаризм и другие. Сущность фашизма — это наиболее реакционная, террористическая форма диктатуры монополистической буржуазии. Фашизм первой половины XX   в. — это тоталитарный империализм.

Идеология фашизма — крайний шовинизм, расизм, смешанный со злобным антикоммунизмом, так как коммунистическая идея социального и национального равенства является прямой его противоположностью. Своя нация объявляется «высшей расой», предназначенной господствовать над другими якобы «неполноценными» народами.

Путь к установлению мирового господства — жестокая и беспощадная война с уничтожением покоряемых народов (геноцид). Во имя «высших» целей нации пресекается всякая социальная борьба трудящихся против капиталистической эксплуатации под флагом «классового мира».

В Германии Гитлера — фюрера фашистской партии — к власти привели немецкие монополии и банкиры. Фашистская диктатура была призвана обеспечить в кратчайшие сроки восстановление военно-промышленного потенциала страны, подготовить ее к захватнической войне материально и морально: идейно-психологически обработать население, пробудив низменные инстинкты, и подготовить миллионы солдат для ведения грабительских войн.

С приходом к власти фашисткой партии в начале 30-х гг. сложилось два очага мировой войны: в Европе — Италия и Германия, в Азии — Япония.

Антисоветская риторика Гитлера получила благожелательный отклик в реакционных политических кругах западных держав. Многочисленные факты свидетельствую о том, что монополии и банки Англии, США и Франции с ведома своих правительств снабжали Германию военными материалами и предоставляли гитлеровцам займы, кредиты, финансируя тем самым подготовку Германии к войне.

«Ползучая агрессия» фашизма в Азии, Африке и Европе — начало Второй мировой войны.

Первый очаг второй мировой войны загорелся на Дальнем Востоке - Япония начала агрессию против Китая.

Японская политическая верхушка искала в мире силы, которые могли бы способствовать ее планам. Приход к власти в Германии фашистов и заявленные им внешнеполитические цели рассматривались как возможность получить в Европе союзника, способного приковать к себе вооруженные силы СССР, Англии и Франции. Гитлеровские стратеги также видели в Японии потенциального союзника в борьбе за мировое господство. Дипломатическое сближение двух фашистских стран в разных сторонах планеты завершилось 25 ноября 1936 г. созданием «антикоминтерновского пакта» — союза двух агрессоров не только против СССР, но и для борьбы за мировое господство.

Вскоре в нарушение Версальского договора Германия объявляет о создании военно-воздушного флота, принимает закон о всеобщей воинской повинности и создании полумиллионного вермахта. Так в Европе в 1935 г. разгорается главный очаг второй мировой войны.

В мае 1935 г. заключен ряд договоров: о взаимопомощи СССР и Франции, о взаимопомощи СССР и Чехословакии и договор о взаимопомощи Чехословакии и Франции. Так была создана система коллективной безопасности в Европе против фашистской агрессии.

Фашистские правители Италии в том же 1935 г начинают агрессию против Эфиопии.

Гитлер, видя попустительство западных держав агрессии на дальнем Востоке и в Африке, принимает решение о проведении первой военной акции сформированного вермахта. Операция «Шулунг» предусматривала ввод более чем 30-тысячной армии в Рейнскую демилитаризованную, согласно Версальскому договору, зону. 7 марта 1936 г. немецкие войска заняли эту территорию.

Летом 1936 г. жертвой агрессии фашизма стала Испания.

Генерал Франко, принявший командование испанскими фашистами, обратился за помощью к Германии и Италии. Гитлер и Муссолини приняли решение об интервенции своих войск в Испанию. В стране развернулась гражданская война, которую германские и итальянские фашисты использовали как полигон для обучения своих вооруженных сил.

Западные страны заняли позицию "невмешательства". СССР первым вступил в вооруженную борьбу с фашизмом в ходе гражданской войны в Испании. В войне с испанскими фашистами приняли участие тысячи добровольцев из революционных партий многих стран мира, создавшие республиканские «интербригады».

В июле 1938 г. Япония предприняла провокацию на границе СССР у озера Хасан. Получив решительный отпор и почувствовав силу Красной армии, японская военщина дальнейшие военные приготовления направила к границе с Монголией.

Агрессия Германии в Центральной Европе. Антисоветский сговор Запада с фашизмом в Мюнхене.

Первой жертвой фашистского порабощения в Европе стала Австрия. Для захвата Австрии в марте 1938 г. гитлеровцы применили особую форму — военно-дипломатическую агрессию с «мирным вступлением войск» (план «Отто»).

В результате аншлюса Австрии территория Германии увеличилась на 17 %, население — на 10 %, почти 50 тыс. солдат и офицеров австрийской армии включены в состав вермахта. Чехословакия оказалась в "клещах" по новой границе с Германией.

Из великих держав только СССР выступил с решительным протестом против захвата Австрии и указал на серьезные последствия агрессии для народов Европы.

Пользуясь попустительством Англии и Франции, гитлеровское руководство решило по опыту аншлюса Австрии «поглотить» бескровно и Чехословакию, изолировав ее от союзников. При подготовке агрессии Германия привлекает на свою сторону Польшу и Венгрию, обещая им удовлетворить их территориальные притязания к Чехословакии.

Стоило правительствам западных держав занять твердую позицию в отношении Чехословакии и фашистская агрессия была бы остановлена. Об этом убедительно свидетельствовал на Нюрнбергском суде фельдмаршал Кейтель. На вопрос чехословацкого представителя: «Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 г., если бы западные державы поддержали Прагу?» он ответил: «Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения».

29 сентября 1938 г. в Мюнхене по вопросу судьбы Чехословакии состоялось решение конференции глав четырех держав — Германии, Италии, Англии, Франции (СССР и Чехословакия не были приглашены). Англия и Франция при согласии США пошли на уступки агрессору и подписали позорное соглашение о расчленении Чехословакии. Чехословацкое правительство под давлением Англии и Франции пожертвовало интересами нации и встало на путь капитуляции, отказавшись от помощи СССР. Мюнхенское соглашение полностью разрушило созданную в 1935 г. весьма ограниченную систему коллективной безопасности в Европе. Государства, противостоящие агрессору, лишились 45 чехословацких дивизий с новейшим вооружением, а также заводов «Шкода» в Брно, где производилось современное оружие для всей Европы.

В конце мюнхенских переговоров 30 сентября по предложению Чемберлена подписана англо-германская декларация о ненападении. Она предусматривала обязательства сторон о ненападении друг на друга и консультации между Англией и Германией по устранению возможных источников разногласий. В декабре 1938 г. аналогичную декларацию о ненападении пописывает Франция с Германией. Советский Союз оказался в политической изоляции, война угрожала стране с запада и востока.

Политикам запада казалось, что они обеспечили свою безопасность и «канализировали» гитлеровскую агрессию на восток, а вожделенная мечта, что «фашизм и коммунизм будут уничтожать друг друга при нейтралитете западных держав» близка к осуществлению.

Приведенные факты свидетельствуют, что фашизм пользовался поддержкой политического руководства Англии, Франции и США, которые рассматривали фашистские режимы как орудие борьбы с Советским Союзом. Таким образом, западные державы — Англия, Франция и США — несут историческую ответственность в разжигании Второй мировой войны тем, что способствовали фашизму укрепиться и развернуть борьбу за мировое господство. Именно это стараются скрыть антисоветские западные историки и их последователи в постсоветской России.

В чехословацком кризисе была возможность предотвратить разрастание Второй мировой войны. Западные державы вместе с СССР были способны остановить агрессора, защитив Чехословакию. Но этот исторический шанс упущен по вине политиков Англии, Франции и США.

Фашизм 30-х годов XX века и глобализм начала XXI века: общие черты, те же цели и схожие методы.

Современное осмысление истории первых десятилетий XX в. позволяет понять глубинные истоки фашизма как социально-политического явления. Империалистическая стадия развития капиталистической системы усилила глобализацию экономических отношений и привела к столкновению интересов монополий. Обострение империалистических противоречий вызвало стремление агрессивных государств к установлению военной силой своего господства над остальными народами мира. Фашизм, как социально-политическая система выразил эту тенденцию в наиболее обнаженном виде. Главной сущностной чертой фашизма, как показал опыт истории, явилась борьба за мировое господство, за установление «нового мирового порядка», обеспечивающего это господство.

Разгром фашистской коалиции в 1945 г. избавил человечество от угрозы порабощения фашистской кликой Германии, Италии и Японии. Но тенденция глобализации экономических отношений в развитии капиталистической системы после Второй мировой войны усилилась и она отразилась на стремлении к мировому господству самой мощной капиталистической державы — Соединенных Штатов Америки, нарастивших экономический и военный потенциал за две мировые войны, которые эта страна вела из-за океана, оставаясь в полной безопасности.

Политическое руководство Соединенных Штатов высказало свое стремление к мировому господству сразу после Второй мировой войны.

В условиях достигнутого Советским Союзом ядерного равновесия США развернули новый вид войны — «холодную» войну. Экономическая, информационно-психологическая война и подрывная деятельность против СССР и стран социалистического содружества велась 45 лет всей финансовой мощью капиталистического мира. Используя внутренние противоречия советского общества, перерожденцев, предателей и подрывные силы, внедренные в руководство СССР, Соединенные Штаты сумели добиться своих стратегических целей — Советский Союз был разрушен, путь к мировому господству открыт.

Оставшись единственной сверхдержавой, Америка приступает к установлению полного господства в мире, утверждению своего «нового мирового порядка». Генетические черты фашизма первой половины XX  в. возродились в США в конце века. Наступил новый виток спирали развития капитализма. Современный американский глобализм в своей сущности представляет фашизм XXI в. Угроза фашистского мирового господства вновь нависла над народами планеты.

Социально-экономическое содержание «нового порядка» повторяет сущность гитлеровского рейха. Его основа — порабощение и эксплуатация народов «третьего мира». Сейчас США (4–5 % жителей планеты) потребляют 30–40 % всех добываемых в мире ресурсов, а 20 % населения земли, проживающие в развитых капиталистических странах («золотой миллиард») потребляют 83 % произведенной в мире энергии и выбрасывают в атмосферу 80 % вредных веществ. По данным всемирного банка в 2000 г. средний доход на душу населения в 20-ти самых богатых странах в 37 раз превышает этот показатель в бедных странах. Каждый четвертый человек на планете живет ниже уровня бедности, один миллиард людей не имеет доступа к чистой воде, ежедневно от голода и болезней умирают 30 тыс. детей, а 100 млн не могут посещать школу. По данным ООН за последние 30 лет доля общемирового дохода 20 % беднейшего населения земли сократилась с 2,3 до 1,4 %, а 20 % богатых выросла с 70 до 85 %.

«Новый мировой порядок» призван не только закрепить такое положение, но и усугубить его. Американский социолог И. Валлерстан отмечает: «Если с 1945 по 1990 гг. для поддержания высокого уровня дохода 10 % населения нам приходилось постоянно усиливать эксплуатацию других 50 %, то для необходимого поддержания на довольно высоком уровне бoльшего числа населения США потребуется еще бoльшая эксплуатация, и это наверняка будет эксплуатация народов "третьего мира"». Мировое господство несет в себе формирование в подчиненных странах послушной компрадорской мафиозно-бюрократической элиты, с помощью которой идет выкачивание природных ресурсов и осуществляется эксплуатация народов.

Американский «новый мировой порядок», как и гитлеровский, предусматривает «сокращение численности» населения непривилегированных стран в 2–2,5 раза, но более замаскированными средствами — скрытым геноцидом за счет низкого уровня жизни, дорогого медицинского обслуживания и недоступных лекарств, навязывания алкоголя, табака, низкокачественных продуктов питания, наркотиков, разжиганием кровавых межэтнических конфликтов. Одной из форм геноцида является сокращение рождаемости как прямое — путем стерилизации, так и косвенное — разрушением семей и пропагандой сексуальных извращений.

Американский глобализм несет духовно-нравственное порабощение — разрушение национальных культур и насаждение своего культурного образца; «американизация» культуры — повторение гитлеровского «онемечивания». Устанавливая всемирную коммерциализацию образования, литературы и искусства, США внедряют примитивную американскую «масскультуру», разрушают национальное самосознание и традиционные нравственные основы, подрывая тем самым духовную базу государственной независимости. Американская «массовая культура» принижает духовную жизнь людей до уровня инстинктов, культивируя жажду наживы и необузданное потребительство, что облегчает манипулирование их сознанием и поведением.

Генетическая связь современного американского глобализма с фашизмом первой половины XX в. особенно четко проявляется в идеологии. Их роднит патологический антикоммунизм и навязывание народам политическими и психологическими методами идеологии своего господствующего класса. Если немецкий фашизм внедрял идеологию расового господства, то американский фашизм — либерально-эксплуататорскую, прикрывая ее сущность лозунгами «прав человека» и «демократии» и навязывая народам «американский образ жизни» как образец общественного устройства. Коммунистическая идеология социального и национального равенства народов — главный противник для обоих видов фашизма и против нее мобилизуются СМИ, искусство и литература.

В Соединенных Штатах, выставляющих себя эталоном демократии, общественный строй, особенно в последние десятилетия XX в., все больше приобретает тоталитарный характер диктатуры олигархов. Двухпартийная система вырождается в борьбу кланов финансового капитала, а выборы — в «народное развлечение», их результаты определяются финансовыми затратами.

Американский политолог Джон Колеман в книге "Комитет 300. Тайны мирового правительства" пишет: «В дополнение к религии… сейчас имеются новые «опиаты» в виде массовых спортивных зрелищ, распущенных сексуальных влечений и рок-музыки. Выросло целое поколение наркоманов. Пропаганда разнузданного секса и эпидемия наркомании преследует цель отвлечь людей от происходящего вокруг». Так идет фашизация общества по-американски для осуществления глобального господства над народами мира.

Фашизация американского общества получила отражение непосредственно в структуре государственных органов.

Военное производство — ВПК (военно-промышленный комплекс), опасность которого отмечена еще Д. Эйзенхауэром, — остается выгодным бизнесом, занимая значительную долю американской экономики. Тезис 30-х гг.: «фашизм — это война» приобрел в конце XX в. новое, еще более зловещее содержание.

С начала 90-х гг. США приступают к последовательному утверждению своего господства в наиболее важных геополитических и экономических регионах мира путем последовательных военных акций. Первой стала война в Персидском заливе в 1991 г. против Ирака. Уже в конце 1989 г. внимание Пентагона было переориентировано с Советского Союза на Ближневосточный театр военных действий. В 1990 г. разработан план войны против Ирака, который занимал второе место по объему запасов нефти на Ближнем востоке и выдвигался на ведущую роль в арабском мире. Историкам еще предстоит выяснить влияние спецслужб США и Израиля на принятие решения руководством Ирака о вводе войск в Кувейт. Совет Безопасности ООН осудил этот акт и потребовал вывести войска. Отказ Ирака стал поводом для санкции ООН на применение против него военной силы США и их союзниками.

Проамериканская позиция горбачевского руководства оставила дружественный Советскому Союзу Ирак без поддержки. В переговорах представителя СССР Е.М. Примакова с С. Хусейном согласовывались позиции Ирака с требованиями ООН и ограничения действий иракской армии, достигнута договоренность, что американцы отложат нанесение ударов до получения ими подробной информации от Примакова. Но США нужна была война и они ее развязали, не принимая во внимание готовность иракского руководства пойти на приемлемое согласие.

Война, получившая название операции «Буря в пустыне», продолжалась с 17 января до 28 февраля 1991 г. Она включала воздушную компанию и воздушно-наземную операцию. Удары превосходящих сил вынудили иракское руководство принять ультимативные требования командования США и их союзников.

Следующей жертвой американского фашизма и его послушных союзников в Европе стала Югославия. Война против Союзной Республики Югославии (СРЮ) в 1999 г. во многом имеет сходство с фашистской агрессией Германии и Италии в Испании в 1936–1939 гг. Здесь применен тот же прием — организация гражданской войны внутри страны и последующая интервенция. Аналогичны и цели — утверждение у власти своих ставленников в стратегически важном районе.

Осенью 1998 г. в Союзной Республике Югославии резко активизируется сепаратистское движение косовских албанцев за независимую «Республику Косово».

Без санкции ООН и при попустительстве ельцинского руководства России НАТО развертывают мощную группировку сил и 24 марта 1999 г. начинают войну против Югославии. Эта незамаскированная агрессия нанесла удар по послевоенной системе международных отношений и роли ООН, нарушила стабильность в мире, но вместе с тем раскрыла мировому сообществу сущность американской политики.

Американские агрессоры объявили, что ведут войну «нового поколения» — бесконтактную вооруженную борьбу новейшими военными технологиями и высокоточным оружием шестого поколения, исключающим поражение мирного населения. По их расчетам цели войны достигаются морально-психологическим подавлением населения, созданием невыносимых условий жизни, разрушением всей социальной и бытовой инфраструктуры. Голод, жажда, болезни, страх при систематическом запугивании могут уничтожать людей не меньше, чем оружием, а физическое убийство при этом «дозировать», исходя из этих целей. Все это имело место и в войнах фашистов в первой половине XX  в., но современные фашисты представляют свою «новую войну» как «войну без потерь» и «безопасную», чуть ли не «гуманную». На деле их «новая война» — всеобщий геноцид для страны, объявленной объектом нападения.

Два с половиной месяца в непрерывных воздушных налетах сербы упорно сопротивлялись и ждали помощи от России, которой предложили заключить союз трех государств — России, Белоруссии и Югославии. Ожидали сербы и российские зенитные комплексы С-300, способные резко изменить обстановку. У американцев иссякали запасы ракет, в мире зрело противодействие варварской агрессии, в том числе и в странах НАТО. Руководство США использует свой дипломатико-психологический резерв — подключают Б.Н. Ельцина к посредническим переговорам с С. Милошевичем. Специальный посланник России В.С. Черномырдин склоняет югославского президента к согласию ввести в Косово международный контингент, включающий и российские «миротворческие» силы. Американцы ушли от поражения — «друг Борис помог другу Биллу».

С приходом к руководству в США республиканской партии и президента Дж. Буша-младшего в январе 2001 г. разрабатывается новая долгосрочная стратегия действий по утверждению мирового господства в XXI в., в которой предусматриваются конкретные регионы, где потребуется применение военной силы. Беспрецедентный террористический акт в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября 2001 г. (а по мнению многих экспертов в США и Европе — «грандиозная провокация») дал старт бурным военным приготовлениям к военным акциям для «борьбы с международным терроризмом». Вскоре после него президент Дж. Буш объявил политикой США применение «превентивной войны» и «наступательной обороны», а министр обороны Д. Рамсфелд назвал такую войну еще более откровенно — «оборонительной интервенцией». Как видно, здесь прямая аналогия с «превентивными» акциями Японии в Китае и «превентивной» интервенцией Гитлера против СССР.

В новой «Доктрине национальной безопасности» обозначена мировая «ось зла», которая якобы представляет угрозу США (а значит и всему миру). У ее авторов фантазии хватило лишь на замену одного слова — вместо «империи зла» у Р. Рейгана (СССР), на «ось зла» у Дж. Буша. В эту «ось» включены страны, не поддающиеся диктату США, важные в стратегическом и экономическом отношениях для установления господства над миром, — Ирак, Иран, Сирия, Ливия и Северная Корея. В доктрине вновь прозвучало заявление, что «…превзойти военный потенциал США не будет дозволено никому…». Главный же противник, по словам помощника президента по национальной безопасности Кондолизы Райс (ученицы З. Бжезинского), — это Китай. Он «стратегический конкурент потому, что хочет изменить статус-кво».

Первым звеном в «ось зла» объявлен Афганистан, где находится руководство мировой террористической организации исламистов «Аль Каида» и ее глава миллионер Бен Ладен. Именно они, по утверждениям президента США, организовали террористический акт 11 сентября. Развернув массированную информационно-психологическую кампанию мобилизации мирового сообщества для «борьбы с международным терроризмом», Соединенные Штаты выдвигают требования к руководству движения «Талибан», захватившему власть в Афганистане, выдать Бен Ладена. Отказ афганского руководства стал основанием для проведения интервенции. США добиваются санкции Совета Безопасности ООН на вторжение и создают широкую «антитеррористическую коалицию» для проведения «антитеррористической операции» в Афганистане.

В результате Америке без усилий удалось утвердить свои позиции в Центральной Азии вблизи каспийского нефтеносного района на подступах к Ирану, Индии и Китаю. Поспешная угодливость Путина резко ослабила влияние России в этом жизненно важном для нее регионе.

Интервенты-«освободители», заняв ряд центров страны, оказались в окружении враждебных афганских племен, установленная с помощью США власть не получила прочной поддержки в стране. Жизненный уровень населения резко снизился, а производство наркотиков и их вывоз возросли. Бен Ладен оказался неуловим и стал почти мифической личностью. В конечном счете ситуация в стране продолжает оставаться неопределенной, полностью достичь своих целей США не сумели.

Таким образом, военные акции американского глобализма по утверждению мирового господства разрастаются, но подавить полностью сопротивление народов «новому мировому порядку» не удается. В странах, подвергшихся агрессии, развивается движение Сопротивления как и в ходе Второй мировой войны. В мире в целом усиливаются антиамериканские, антиглобалистские движения.

Глава 2. Развертывание общеевропейской войны и подготовка фашистского блока к завоеванию мирового господства (1939-1940). Уроки истории для современности.

В ней анализируется военно-политические события начала европейской войны 1939-весны 1940 гг., даётся современная оценка советско-германским договорам 1939 г. и мерам по укреплении безопасности СССР в 1939-1940 гг. Раскрываются причины «странной» войны англо-французского блока в период разгрома немцам Польши в 1939 г. и зимой 1940 г., приёмы фашистского руководства по разобщению своих основных противников в борьбе за мировое господство. На опыте истории показывается опасность агрессивных акций США в начале XXI в., которые являются этапом в новой попытке установления господства над миром военной силой.

Захват Германией Чехословакии и «польский» кризис. Современная оценка советско-германского договора о ненападении 1939 г.

Для дальнейших агрессивных акций у гитлеровской Германии создалась достаточная материальная, военная и морально-политическая база. Гитлеровское руководство почувствовало уверенность в том, что наступил его «звездный час» для решительной борьбы за мировое господство.

На первом этапе, в 1939 г., предусматривалось полностью ликвидировать Чехословакию, а затем — Польшу, чтобы в следующем году выступить против Англии и Франции. Гитлер стремился в максимальной степени использовать достигнутое упреждение в развертывании военной мощи Германии против своих западных противников, а после их разгрома обрушиться на СССР. Захват Чехословакии и Польши маскировал истинные намерения гитлеровцев, усиливал мощь Германии, укреплял тыл перед нападением на Францию и создавал плацдарм для последующей агрессии против СССР.

С весны 1939 г. фашизм развертывает серию агрессивных акций, накаляя международную обстановку. Вопреки мюнхенским соглашениям о гарантиях Чехословакии, Германия в марте оккупирует и присоединяет к рейху Чехию, а Словакия во главе с фашистским правительством объявляется «независимой и дружественной» страной. Чехословацкое государство перестало существовать. Почти одновременно гитлеровцы оккупируют литовский порт Клайпеду и прилегающую к нему область. К этому времени итало-германские интервенты помогают Франко окончательно задушить республиканскую Испанию. В апреле фашистская Италия оккупировала Албанию. Германия расторгает германо-польский пакт о ненападении, требует у Польши Данциг и часть ее территории, денонсирует англо-германское соглашение 1935 г. и выдвигает требование возвращения колоний, отнятых Версальским договором. Япония в мае 1939 г. нападает на союзника СССР — Монгольскую Народную Республику — в районе р. Халхин-Гол и продвигается к подступам колониальных владений США, Англии и Франции, захватив острова Спартли и Хайнань.

В эскалации агрессии фашизма наступил новый этап — наступление на непосредственные интересы Англии и Франции и подготовка к общеевропейской войне. Напряженность международной обстановки сфокусировалась на германских требованиях колоний и угрозе Польше.

Для объективного анализа этого периода принципиально важно учитывать, что «польский кризис» не был началом Второй мировой войны, а лишь этапом ее перерастания в общеевропейскую войну в ходе эскалации фашистской агрессии. Западные державы способствовали укреплению фашизма на предыдущих этапах, рассматривая его как орудие против Советского Союза, и вступили в войну с Германией только тогда, когда она стала угрожать их империалистическим интересам. И даже после объявления войны западные политики не оставляли попыток сговориться с фашистскими руководителями на антисоветской основе.

Гитлер утверждает 30 апреля план «Вайс» — нападение на Польшу со сроком не позже 1 сентября, а 11 апреля — директиву о единой подготовке вооруженных сил в войне 1939–1940 гг., в которой предусматривалось перерастание в европейскую войну.

Оказавшись перед прямой угрозой войны с Германией руководство Франции и Англии разрабатывает совместные планы ведения войны и привлекает к военным соглашениям Польшу. По итогам переговоров составлен франко-польский протокол от 19 мая, по которому Франция в случае германской агрессии против Польши должна предпринять следующие действия: 1) немедленно подвергнуть бомбардировке с воздуха важные объекты Германии; 2) через три дня после объявления мобилизации во Франции провести ряд наступательных операций против немецких войск Западного фронта с ограниченными целями; 3) после 15-го дня мобилизации, когда бoльшая часть сил германской армии втянется в бои в Польше, организовать широкое наступление основными силами против Германии.

Польский план войны предусматривал оборонительные действия, чтобы обеспечить мобилизационное развертывание и сосредоточение армии, после чего — переход в контрнаступление. Выполнение плана ставилось в зависимость от помощи западных союзников, которые должны поставить Германию перед необходимостью вести войну на два фронта. В марте польское командование провело частичную мобилизацию. По настоянию союзников польское руководство оттягивало объявление всеобщей мобилизации до 30 августа и не успело отмобилизовать свою армию к началу нападения, чтобы начать военные действия, предусмотренные этим планом.

Генеральные штабы Франции и Англии весной 1939 г. разработали «общую стратегическую политику ведения войны». Глобальный план ведения мировой войны англо-французской коалицией против Германии, Италии и Японии предусматривал распределение усилий союзников на европейском, средиземноморском, североафриканском театрах военных действий и на Дальнем Востоке.

Ни о какой решительной борьбе с фашистской агрессией речь не шла. В последующей работе над планом союзники учитывали возможное участие в войне Польши, подвергшейся нападению Германии. Английский комитет начальников штабов считал, что «это дало бы западным союзникам выигрыш во времени для дальнейшей подготовки к военным действиям, а может быть даже заметно уменьшило бы наступательную силу Германии. Но никто не сомневался в том, что в конечном счете Польша будет сокрушена, если только западные державы не смогут оказать достаточно мощное давление на Германию…»

Таким образом, роль Польши по этим планам сводилась к тому, чтобы своим сопротивлением обеспечить благоприятные условия для мобилизации и развертывания вооруженных сил англо-французского блока. Польша была заранее предана союзниками, английский историк даже не упоминает о заключении 19 мая франко-польского соглашения и расчетах польского руководства на эффективную помощь союзников.

Эти документы показывают, что и гарантии и заключение военного соглашения имели целью удержать Польшу от союза с Германией и тем самым направить ее вооруженные силы на восток. «Польский» вопрос мог также служить и предметом торга с Гитлером с перспективой дальнейшего развития агрессии против СССР. Обращает на себя внимание, что в планах войны противостоящих сторон СССР не рассматривается как возможный участник военных действий. Политическое руководство Англии и Франции не теряло надежды сговориться с Гитлером на антисоветской основе и уклонялось от союзнических с ним договоренностей.

Советские руководители хорошо понимали, что военный союз Англии, Франции и СССР — создание антифашистской коалиции при поддержке США — может предотвратить разгорание Второй мировой войны и добивалось этого все 30-е гг. В сложившихся весной 1939 г. условиях такой союз мог остановить агрессию. Советское правительство 17 апреля 1939 г. обратилось с конкретными предложениями к Англии и Франции заключить соглашение о взаимной помощи в случае агрессии против одной из стран и оказывать помощь любой стране, граничащей с СССР, в случае агрессии против нее.

С мая 1939 г. развертываются интенсивные прямые и закулисные политические переговоры по трем сторонам треугольника: советско-британско-французские, британско-немецкие, советско-немецкие. Советское правительство идет на широкие контакты с каждой из сторон, готово рассмотреть и обсудить любой вариант, но не в ущерб своему государству. Главным направлением внешней политики СССР по-прежнему оставалось стремление к заключению тройственного англо-французско-советского военно-политического оборонительного союза против агрессора.

С середины июня начались переговоры представителей трех стран в Москве. Какие инструкции имел Стренг от своего правительства до сих пор остается тайной, согласно его завещанию личный архив еще долго будет не доступен историкам. Ряд документов МИД Англии этого периода держится в секрете до 2039 г. Но оценка этих директив дана французским послом в СССР П. Наджиаром. Он телеграфировал в Париж, что англичане намерены двигаться в переговорах не вперед, а назад от обязательств, взятых в предложениях 27 мая.

Советское руководство прилагало все силы, чтобы ускорить подписание договора. Известная ему дата нападения Германии на Польшу приближалась, времени для дипломатических переговоров уже не оставалось

Рузвельт, Хэлл, Уэллес определили политику США в другом направлении. В откровенной беседе с Дж. Дэвисом в октябре 1942 г. Рузвельт признал, что его страна в предшествующее войне десятилетие «не была готова ни к осознанию возникшей угрозы, ни к признанию доли ответственности».

В процессе назревания военного кризиса в Европе Рузвельта заботили, в первую очередь, американские интересы. Он опасался, что Англия и Франция, удовлетворяя колониальные претензии Германии, уступят часть своих владений в Западном полушарии. Лондону и Парижу сказано, что США не считают больше необходимым способствовать умиротворению Германии. Более того, если Англия и Франция не объявят войну Германии, они, в свою очередь, не смогут рассчитывать на американскую помощь. Посол США в Англии Кеннеди утверждал: «Ни французы, ни англичане никогда бы не сделали Польшу причиной войны, если бы не постоянное подстрекательство Вашингтона».

Трехсторонние переговоры дипломатов в Москве застопорились в середине июля 1939 г. из-за отказа Англии и Франции подписать одновременно политическую часть договора и военную конвенцию, на чем настаивала советская сторона.

С началом переговоров военных представителей стало ясно, что состав миссий включает второстепенных лиц, которые не имели полномочий подписывать соглашения. Советская разведка сообщала, что английское руководство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства и одновременно ведет переговоры с Германией, а делегации в Москве предписывалось «стремиться свести военные соглашения к самым общим формулировкам».

Советскую делегацию на переговорах возглавил Нарком обороны маршал К.Е. Ворошилов. Начальник Генерального штаба маршал Б.М. Шапошников 15 августа на заседании миссий изложил план действий в случае агрессии Германии. Вопрос встал о пропуске советских войск Польшей через свою территорию по ограниченным коридорам. Правительства Англии и Франции начали переговоры с Польшей, занявшей негативную позицию.

В срыве переговоров в Москве в августе 1939 г. значительную роль сыграли антисоветски настроенные политические и военные руководители Польши. Будучи союзниками Германии при разделе Чехословакии, польские руководители и теперь были настроены на союз с Гитлером в совместной войне против СССР. В начале «польского» кризиса 30 мая 1939 г. министр иностранных дел Польши Ю. Бек выказывал желание «еще раз сделать попытку разумного компромисса» с Германией.

Советский Союз в проекте договора о взаимопомощи СССР, Англии и Франции от 2 июня предусматривал оказание Польше помощи тремя державами в случае нападения на нее Германии. Это было главным условием предотвращения агрессии. Однако 9 июня Бек телеграфировал польскому послу в Лондоне Э. Рачиньскому, что правительство не может согласиться на упоминание Польши в договоре трех держав.

Президент Польши И. Мосьцицкий позже признавал, что Польша в конце концов была готова принять германские требования. В этой обстановке не исключалась и возможность того, что поляки, договорившись с Германией, примкнут к ней и Японии в агрессии против СССР вместе с Румынией и Финляндией, как это не раз обсуждалось в прошлые годы. Англо-германские переговоры того периода до сих пор засекречены в английских архивах и не исключено, что подобные варианты могли быть предметом обсуждения. Такую ситуацию не могло не учитывать советское руководство при принятии решений в то грозовое время.

Таким образом, факты свидетельствуют, что польское руководство несет значительную долю ответственности за развязывание войны в Европе и трагедию, произошедшую с польским народом. Однако об этом умалчивает западная антисоветская и польская националистическая литература, а также современная историческая публицистика. Антисоветизм и слепая надежда на западных союзников привели Польшу к катастрофе.

В период проведения переговоров военных миссий в Москве посол Германии в СССР Ф. Шуленбург 16 августа предложил от имени правительства Германии заключить пакт о ненападении и сообщил о желании прибыть для переговоров в Москву министра иностранных дел Риббентропа. Время до назначенного Гитлером срока нападения на Польшу планом «Вайс» истекало, а переговоры с англо-французской делегацией застопорились. Для их активизации советское руководство сообщило американскому послу Штейнгарду о предложениях Шуленбурга от 16 августа. Но реакции на это не последовало, сама же телеграмма об этих сведениях отправлена из Вашингтона в Лондон лишь 19 августа.

Германское руководство свои конкретные предложения передало 17 августа с пожеланием быстрейшего прибытия в Москву министра иностранных дел. Молотов в ответ на новые настойчивые предложения германского посла о поездке Риббентропа в Москву сообщил, что поездка министра иностранных дел требует тщательной подготовки. Но 20 августа в Москве получена телеграмма Гитлера Сталину, в которой он указывает, что кризис в отношениях с Польшей «может разразиться в любой день» и предлагает принять министра иностранных дел 22 августа, «самое позднее в среду 23 августа».

Сталин 21 августа отвечает на телеграмму согласием на подписание договора о ненападении и на прибытие Риббентропа в Москву 23 августа. Знаменательно, что в этот же день английский посол в Берлине телеграфировал своему правительству: «Приняты все меры для того, чтобы Геринг тайно прибыл в среду 23-го». Для этой цели в Германии стоял специальный самолет. Английская дипломатия готовила новое соглашение мюнхенского типа за счет Польши. Позицию Англии выразил Чемберлен на заседании британского правительства в те дни: «Если Великобритания оставит господина Гитлера в покое в его сфере (Восточная Европа), то он оставит в покое нас».

Сталин и Молотов 23 августа заключают с Германией договор о ненападении с секретными приложениями о разделе сфер влияния в Восточной Европе. К советской сфере относились Финляндия, Прибалтийские страны (входившие ранее в Российскую империю), Западная Белоруссия и Западная Украина, захваченные Польшей в 1920 г. (Кстати, секретные приложения к своему договору предлагали и западные державы на переговорах в Москве.)

Договор 23 августа стал одной из козырных карт в «холодной» войне против СССР, средством формирования образа Советского Союза как «империи зла». В западной публицистике и исторической литературе, обслуживающих это направление, утверждается стереотип: «Сговор Гитлера со Сталиным развязал Вторую мировую войну». Политическое влияние этого стереотипа наиболее сильно сказалось в период разрушения СССР, когда поднялась кампания по отделению Прибалтики от СССР и разрушению Организации Варшавского Договора. Расчет велся на историческую некомпетентность публики. В объективной научной западной историографии, а также во многих высказываниях западных политиков того времени этот договор оценивался как вариант «лучший из возможных с точки зрения национальных интересов СССР».

Во-первых, Англия и Франция в 1938 г. в ходе мюнхенского сговора заключили соглашения с Германией о ненападении. Договор СССР от 23 августа 1939 г. лишь уровнял положение Советского Союза с положением Англии и Франции. Разграничение сфер интересов в секретных протоколах не отличалось от существовавшей практики международных соглашений Англии и Франции в разделе сфер влияния с Италией и Японией.

Во-вторых. Предвоенные планы как Германии, так и Англии, Франции и Польши не предусматривали участие СССР в союзе. Заключение германо-советского договора не меняло предвоенную стратегическую обстановку.

В-третьих. Нападение на Польшу и развертывание общеевропейской войны могло предотвратить только создание военного союза антифашистской коалиции. Коалиция была возможна в 1938 г. при защите Чехословакии, Советский Союз стремился к ее созданию и в 1939 г. Уклонение Англии и Франции от военных соглашений с СССР и противодействие со стороны Польши и Румынии сорвали возможность создания антифашисткой коалиции в 1939 г.

В четвёртых. В период подписания договора с Германией советское руководство не предполагало и не рассчитывало, что Англия и Франция объявят войну Германии из-за Польши. Нет никаких документов, указывающих на подобные расчёты. Важно отметить, что подписанный договор о ненападении между СССР и Германией не закрыл возможности дальнейших дипломатических шагов для создания системы коллективной безопасности с учетом интересов СССР вплоть до момента нападения Германии на Польшу. Советское руководство после 23 августа не снимало с повестки дня возможность сотрудничества с Англией и Францией. Об этом имелись заявления Молотова от 23 и 24 августа и его заместителя Лозовского от 26 августа. Однако ни Париж, ни Лондон не откликнулись на советские шаги. Маневры вокруг СССР для них закончились. «Западная демократия» сосредоточилась на увещеваниях Гитлера и поиске изощренных форм давления на него.

Таким образом, тезис: «Гитлер и Сталин развязали Вторую мировую войну» абсолютно ложный и используется для того, чтобы скрыть от общественности подлинных виновников войны — гитлеровской Германии, а также Англии и Франции, объёвивших ей войну за свои империалистические интересы.

Германо-польская война. «Странная» война англо-французского блока, падение Польши.

Как только стало известно о полете Риббентропа в Москву, Чемберлен 22 августа отправил Гитлеру срочное послание, в котором выразил готовность к обсуждению спорных вопросов между Польшей и Германией, а также «более широких проблем, затрагивающих будущее международных отношений, включая вопросы, представляющие интерес для Великобритании и Германии». Это послание стало для Гитлера свидетельством того, что готовится новый Мюнхен за счет Польши.

В беседе с английским послом в Берлине Н. Гендерсоном Гитлер сделал примечание, что ничего страшного не произойдет, если Англия объявит из соображений престижа «показную» войну, стоит только загодя оговорить ключевые моменты будущего примирения.

Н. Гендерсон привез официальный ответ Лондона на предложения Гитлера от 25 августа через два дня. Чемберлен сообщал, что готов принять требования Германии и «сделать дружбу основой отношений между Германией и Британской империей, если разногласия между Германией и Польшей будут улажены мирным путем».

В свете всех этих документов и анализа предыдущей политики абсолютно ясно, что целями войны против Германии, объявленной 3 сентября Англией и Францией были не искоренение нацизма и предотвращение дальнейшей агрессии, как официально объявлялось, а борьба за свои империалистические интересы. Развертывающаяся общеевропейская война носила, следовательно, империалистический характер. Второй после Мюнхена сговор фашизма с Англией и Францией не состоялся только потому, что Германия посчитала себя способной к прямой военной схватке с англо-французским блоком.

Гитлеру нужна была убедительная и быстрая победа над Польшей, чтобы показать силу Германии, поднять военный дух в народе, обстрелять войска и утвердиться в роли абсолютного диктатора.

Стремление гитлеровского руководства именно к войне четко выразил Риббентроп. Когда министр иностранных дел Италии Г. Чиано спросил его: «Чего вы хотите — Корридор или Данциг?», тот цинично заявил: «Ни первого, ни второго… Мы хотим войны».

В роковые дни конца августа 1939 г. политика США носила двойственный характер. Вместо твердой позиции по отношению к агрессору Рузвельт занялся рассылкой посланий — итальянскому королю (23 августа), Гитлеру (24 и 26 августа), польскому президенту (25 августа) с платоническими призывами найти мирный компромисс.

Решение Гитлера о нападении на Польшу было как политической, так и военной авантюрой, рассчитанной на временное преимущество. Советский военный историк В.И. Дашичев в объемном научном труде «Банкротство стратегии германского фашизма» убедительно показал, что объединенные силы союзников на начало сентября имели существенные преимущества перед немецкими. Англия, Франция и Польша превосходили вермахт на 43 дивизии, 900 танков, 1460 самолетов, 2140 орудий. К этим цифрам следует прибавить еще примерно 20 дивизий Бельгии и 10 дивизий Голландии как потенциальных союзников. Германия в то время имела крайне ограниченные запасы стратегических материалов для ведения войны, даже по основным видам боеприпасов имелся всего 4-недельный запас. По объемам военного производства она значительно уступала союзникам. Таким образом, союзники имели достаточно сил, чтобы самостоятельно, без СССР привести Германию к краху при ее нападении на Польшу.

1 сентября в 4 ч 45 мин. немецко-фашистские войска без объявления войны вторглись в Польшу. Авиация начала бомбардировки польских аэродромов, городов, узлов коммуникаций и связи. Так началась германо-польская война.

И только вечером 1 сентября передана нота протеста по поводу вторжения в Польшу. В ней указывалось, что если не будут получены «удовлетворительные заявления» о том, что германское правительство «прекратит всякие агрессивные действия против Польши и готово незамедлительно отвести войска с польской территории», то правительства Англии и Франции выполнят свои обязательства по отношению к Польше.

3 сентября в 9 ч утра посол Англии Гендерсон вручил ультиматум Германии с требованием о прекращении военных действий: «Если до 14 часов правительству в Лондоне не последует удовлетворительный ответ, то начиная с этого часа оба государства будут находиться в состоянии войны». Вскоре ультиматум предъявила и Франция. Германия отвергла ультиматумы. Правительства Англии и Франции объявили войну Германии. Этим они поставили себя в положение нападающей стороны. Гитлер получил возможность сообщить немецкому народу, что Германия обороняется от своих противников.

Выступая 3 сентября в палате общин Чемберлен объявил, что Великобритания вступила в войну с Германией. «Сегодня, — сокрушался премьер, — несчастный день для всех нас, и особенно для меня. Все, для чего я трудился, на что я так надеялся, все, во что я верил в течение всей моей политической жизни, превратилось в руины». Это было признание краха антисоветской политики «умиротворения» агрессора. Фашистская Германия, вооруженная на американские доллары, английские фунты стерлинги и французские франки, совершила нападение на союзницу тех, кто ее вооружал.

Пока шли бесплодные дипломатические переговоры, германская армия выиграла в период с 1 по 3 сентября приграничное сражение: из строя выведена почти вся польская авиация; в польской обороне пробиты зияющие бреши, в которые устремились танковые и механизированные войска; запоздавшая всеобщая мобилизация дезорганизована. В это время на западе не прогремел ни один выстрел.

Польская армия, оказавшись в тяжелом положении, мужественно сопротивлялась, но силы были слишком неравные. Польский народ ожидал помощи от союзников, объявивших войну Германии, однако ее не последовало. Правительство Польши настойчиво требовало от французского правительства и военного командования выполнения взятых обязательств, но получало лишь уклончивые ответы. В Лондоне представители Польши на переговорах с начальником генерального штаба генералом Айронсайдом 9 сентября с ужасом узнали, что английское командование не имеет никакого конкретного плана помощи их стране. Только 12 сентября во Франции по инициативе Великобритании состоялось первое заседание высшего военного органа коалиции — Верховного военного совета. Его решение показывает предательскую сущность политики англо-французских союзников по отношению к Польше, оказавшейся в критическом положении. "Оба премьер-министра согласились… на начальной стадии войны не наносить ударов авиацией по объектам самой Германии…"

Бездействие союзников позволило немецким войскам развивать наступление на Польшу всеми основными силами. 12 сентября Гитлер, прибыв в район боев, потребовал скорейшего захвата польской столицы. На польской земле шла отчаянная борьба патриотов с захватчиками, а правительство во главе с президентом Мосьцицким и премьером Славой-Складовским тайно покинуло Варшаву и 17 сентября бежало в Румынию, оставив страну на произвол судьбы. Вскоре в Париже образовано эмигрантское польское правительство, которое затем переехало в Лондон.

Немецкие войска, развивая наступление на восток, подходили к демаркационной линии, предусмотренной договором о ненападении с СССР 23 августа. Гитлеровское руководство неоднократно (3, 8 и 10 сентября) понуждало Советское правительство к скорейшему вступлению Красной Армии в пределы Польши, тем самым толкало на союзнические действия, не предусмотренные пактом о ненападении, рассчитывая втянуть СССР в войну с Англией и Францией. Советское правительство заявило, что войска вступят только для защиты украинского и белорусского населения и уклонялось от этого давления.

17 сентября Советское правительство сделало заявление: «Польское государство и его правительство перестали существовать, а следовательно, договоры, заключенные между СССР и Польшей, прекратили свое действие. В связи с этим Советский Союз не может оставаться нейтральным и вынужден взять под защиту единокровное украинское и белорусское население, а также снять нависшую угрозу границам СССР».

Продолжение «странной» войны в Европе, переговоры о мире. Военно-политические акции СССР по укреплению безопасности на западе.

Разгром Польши — это первый этап развернувшейся общеевропейской войны. Англо-французская коалиция осталась один на один с гитлеровской Германией. В то время, когда польская армия сражалась с агрессором, Франция и Англия проводили мобилизацию, занимали оборонительные позиции согласно предвоенным планам. Ограниченные боевые действия на германской границе к концу сентября 1939 г. прекратились, на западном фронте установилось полное затишье. Во французских и британских штабах царила уверенность, что воюющие державы придут к компромиссу.

Политическое руководство Англии и Франции ожидало, что Гитлер, «решив польскую проблему по своему», пойдет на соглашение с Западом и изменит направление своих устремлений в расширении «жизненного пространство», получив непосредственную границу с Советским Союзом. И переговоры действительно начались. Однако Гитлер не отказался от своих планов разгрома Франции и завоевания господства в Европе, а использовал переговоры и стратегическую паузу для наращивания военной мощи и подготовки решительного наступления на западе.

Англо-французское командование продолжало уповать на «несокрушимость» оборонительных позиций и соблюдение «молчаливого соглашения» по ограничению военных действий. «Странная» война приобрела характер «сидячей войны». Правительство Франции даже создало в вооруженных силах «службу развлечений» для организации досуга военнослужащих на фронте.

Ситуация после падения Польши и советско-германский договор от 28 сентября 1939 г. подвергаются различным трактовкам, зачастую без анализа причин, его вызвавших. Чем объяснить появление этого договора? Характерно, что совсем редко упоминается в западной и советской историографии совместное заявление советского и германского правительств от 29 сентября 1939 г.

После завершения операции в Польше германские вооруженные силы вышли к границе с СССР. Англия и Франция, объявив войну Германии, военных действий не вели. Англо-французское руководство продолжало закулисные переговоры с Германией. Сталин не верил в силу договора о ненападении от 23 августа. Угроза продвижения Германии на восток не была снята, а возможность сговора западных союзников с Гитлером за счет СССР не исключалась. Гитлер также опасался сближения СССР с Западом. Договор 28 сентября, подписанный в новой международной обстановке, закреплял договор о ненападении 23 августа, гарантируя взаимно от военного столкновения друг с другом. Сталин мог теперь считать, что агрессия Германии в ближайшее время не будет продолжена на Восток. Граница установлена по линии Керзона, как предусматривал Версальский договор (т. е. по этнической границе).

В действиях Советского правительства была своя логика, которую довольно то